Общежительное устройство монастырей

Общежительное устройство монастырейОбщежительное устройство монастырей было редкостью. На протяжении XI—XIV веков широкое распространение получили ктиторские монастыри, которые являлись закрытыми организациями и находились на полном обеспечении своих основателей, вкладчиков и попечителей. Человек, внеся в монастырь вклад в виде имущества, мог проживать в его стенах и получал пожизненное содержание. Естественно, бедный человек не мог себе этого позволить, да и целей таких ктиторская система перед собой не ставила. В XIV столетии начинается реформирование монастырского устройства. Малочисленные и живущие каждый по своему обычаю особножительные монастыри мало подходили для идеала совершеннейшей формы христианской жизни, нужной социальной ориентации от них вообще трудно было ожидать. Поэтому ставка была сделана на хорошо организованные общежительные мона-стыри-киновии, подчиняющиеся жесткой дисциплине и четкой регламентации. , С. 47—48], Основными принципами устройства монастырей-вотчин было личное нестяжание иноков, но в то же время материальная и хозяйственная обеспеченность самого монастыря, позволяющая осуществлять свою харитативную функцию. Ктиторские монастыри, которые, по сути, были вотчинами своих учредителей, постепенно заменяются монастырями — собственниками вотчин, многие из которых становятся крупнейшими землевладельцами. Богатое имущественное положение монастырей, владение вотчинами вызвало в начале XVI века принципиальный спор между «нестяжателями», выступавшими за секуляризацию церковных земель и «стяжателями» , отстаивавшими неприкосновенность церковного имущества. В этом конфликте изначально наибольшую роль играли экономические и политические причины — стремление княжеской власти вернуть большое количество земель под свою юрисдикцию с целью последующих их раздач в «кормление» служилым людям. Но не менее важное значение имела религиозная сторона спора: о нравственном соответствии Евангелию наличия у Церкви чрезмерного богатства. Острая интеллектуальная полемика между двумя религиозно-политическими течениями, в сущности, имела гораздо более глубокое основание — это было два видения того, какой должна быть социальная роль церкви в жизни страны.