Всестороннее реформирование архаичного спартанского общества

Всестороннее реформирование архаичного спартанского обществаВсестороннее реформирование архаичного спартанского общества было вызвано необходимостью решить фундаментальную проблему социальной несправедливости и неравенства. Комплекс законодательных мер предусматривал передел земли", борьбу с роскошью, учреждение общих трапез Историческое существование афинского реформатора Солона не оспаривается. Его преобразовательная деятельность была вы-тана теми же причинами, что и в Спарте. Существующее социальное неравенство привело к непрекращающейся борьбе между благородными и богатыми землесобственниками и массой незнатного и неимущего населения. Солон разработал комплекс мер, направленный на решение этой проблемы. Реализация данных мер должна была привести к выравниванию гражданских нрав. Прежде всего были отменены долговые законы Драконта, предусматривающие возможность личного порабощения из-за несвоевременной выплаты долгов. Солон объявил недействительными прошлые и текущие долговые обязательства, установил запрет на договор займа под залог собственного тела. Реформа получила название «сисахфия»— «снятие или стряхивание бремени». Демос стал свободным. Такая мера была вызвана жесткой необходимостью и поэтому дисгармонировала с самой соло-новской программой достижения общего блага, основанной на межгрупповых компромиссах. Солон стремился к тому, чтобы разные социальные группы осознали необходимость поддержки стабильных и гармоничных взаимоотношений в соответствии с неким идеалом межклассовой социальной справедливости. Но самое главное заключалось, наверное, в том, что государственная власть и право явственно выступили здесь не как средство поддержания существующего порядка или орудие господства, обогащения и т. д., а прежде всего в качестве практического инструмента проведения социальных преобразований. Именно на примере реформ Солона политическая власть становится тем самым «рычагом», с помощью которого представляется возможным «перевернуть мир» -|рансформировать общественную жизнь. Правда, функционально государственная власть не отдаляется пока от ее персональных «носителей», составляя с ними единое целое, то есть в сознании общества содержание власти таково, каков ее индивидуальный «носитель». Но не наоборот. В итоге, конкретно-практические результаты реформ заметно уступали их идеологическому резонансу.